Украинский атеистический сайт Понедельник, 26.06.2017, 02:16
Украинский
атеистический
сайт
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории раздела
Художественные произведения [7]
Художественные произведения атеистического направления
Научные труды [48]
Атеистическая литература

Наш опрос
Верите ли вы в бога?
Всего ответов: 2423

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

В помощь атеисту
Лекции Е. К. Дулумана
Лекции Е. К. Дулумана

Атеистические листовки

Краткая история атеизма

Атеистический лекторий

Атеистический календарь



Главная » Статьи » Литература » Научные труды

Религия и революционная идеология (окончание)
Религия и революционная идеология

>>> начало

З. А. Тажуризина


Нынешний читатель, пусть даже коммунист, сегодня может подумать и так: ну что тут особенного, ведь Луначарский воздал хвалу марксизму, и то, что он назвал его «пятой религией» (вслед за иудаизмом, христианством, исламом и пантеизмом Спинозы) и облек в религиозную терминологию, может успешнее привлечь верующих трудящихся к социализму, этой «наивысшей форме религии». Не слишком ли строга оценка Ленина? Но вот мы вникаем в разбор богоискательства и богостроительства Плехановым и Лениным и понимаем, что член коммунистической марксистской партии, пока он находится в ее рядах, не должен пропагандировать религию, в каком бы виде она ни проявлялось. В статьях 1908-1909 г. под общим названием «О так называемых религиозных исканиях в России»1 Плеханов глубоко исследовал причины и сущность этих исканий, начав с анализа религии, ее возникновения, сущности, эволюции и роли в обществе: нужно было теоретически доказать, что «современные попытки основания религий, свободных от «сверхъестественного» элемента», несостоятельны. Этот элемент присутствует в «новых» религиях в виде анимизма2, даже если их основатели отрицают бытие бога. Плеханов во второй статье специально исследует «новую» религию Луначарского3 (здесь же – и разбор учений Л. Н. Толстого и М. Горького), поскольку тот «имел и, кажется, еще имеет» отношение к марксизму. Он отмечает, что в стране появился «большой спрос на религию» по «причинам общественного характера». Под влиянием «событий, пережитых Россией в течение последних лет», «у многих интеллигентов исчезла вера в близкое торжество передового общественного идеала» и на первый план выступила забота о собственной личности; а поскольку религия дает надежду на бессмертие, то они впали в богоискательство. А «Луначарский делает уступку господствующему мировоззрению»4; пишет, что желает иметь религию без бога, но Плеханов показывает, что создание «религии без бога» только запутывает реальную картину жизни, так или иначе впуская в такую религию идею бога. Ряд выдержек из статьи Луначарского «Атеизм» служит Плеханову основанием для такого вывода. Луначарский вводит в «новую» религию христианские мотивы («Мы вместе с апостолом Павлом можем сказать: «Мы спасены в надежде»), рассуждает о «религиозной сущности души человека»; усматривает изъян в тех, «кто не умеет мыслить мир религиозно»…

И «так ли уже у нас и нет бога? – иронически спрашивает Плеханов. – Ведь в этом образе все человеческое поднято до высшей потенции, отсюда вся красота его». Отсюда туманные рассуждения «богостроителя» об обожении человеческих потенций. «Да придет царство божие», – взывает он. Да будет Воля Его. Да святится Имя Его». И далее: «На троне миров воссядет Некто, ликом подобный человеку…» и т.д. Плеханов назвал «религию» Луначарского «модной игрой», а его отношение к религии – прямо противоположным отношению к ней Маркса и Энгельса. «Выкраивая религиозный костюм для социализма, он, как рак, пятится назад», к религиозным социалистам-утопистам5. Тем не менее, концепция Луначарского оказала влияние даже на М. Горького, «нашего поэтического «Буревестника»», который «заговорил теперь мистическим языком святоши»6.

Философскую борьбу Плеханова с богоискательством, замешанном на махизме, поддержал В. И. Ленин, несмотря на их разногласия в тактических вопросах. Он писал А. М. Горькому 25 февраля 1908 г. о том, что внимательно читает «наших партийных философов» (т.е. богостроителей) – «и все мои симпатии они толкают к Плеханову! ...В философии он отстаивает правое дело»7.

Общеизвестно, что Ленин придавал огромное значение борьбе против оснащения марксизма (напомню: подлинно революционной теории!) чуждыми его природе идеями, не в последнюю очередь, религиозно-идеалистическими. Но в современной коммунистической пропаганде этот момент иногда забывается. Обсуждая новую редакцию Программы КПРФ, Юрий Белов в статье «Сверяясь с Лениным» заметил, что «в ряду задач идейного и организационного (хорошо бы добавить – и нравственного) укрепления КПРФ, необходимо записать: «непримиримая борьба со всеми проявлениями оппортунизма»; при этом Ю. Белов подчеркнул, что изложил свои размышления, «обращаясь к Ленину, сверяясь с ним» («Правда» от 19 мая 2008 г.). Золотые слова! Но, наверное, следует обязательно добавить, что идейное, организационное и нравственное укрепление коммунистической партии возможно лишь при условии непримиримой борьбы и с мировоззренческим оппортунизмом или, как говорил Ленин, с философским ревизионизмом. А мировоззренческий оппортунизм и есть уступка религии и идеализму, попытка соединить учение социализма с религией. Нынешний мировоззренческий оппортунизм, временами проявляющийся в коммунистической пропаганде, к сожалению, уже не просто «модная игра». И если мы, действительно, хотим «свериться с Лениным», вспомним его слова о том, что философской основой марксизма является диалектический материализм, воспринявший традиции «материализма безусловно атеистического, решительно враждебного всякой религии»8. Не случайно в период острой политической борьбы с самодержавным строем он не пожалел времени и сил в том же 1908 г., написав знаменитый «Материализм и эмпириокритицизм», изданный в 1910 г.9, где показал несостоятельность философии махизма, полную неприменимость ее идей, и, соответственно, возросшего на нем богостроительства, к марксизму. Приведу некоторые суждения Ленина по этому поводу, высказанные в письмах этого периода. Луначарскому 3(16) апреля 1908 г.: «А у меня дороги разошлись (и, должно быть, надолго) с проповедниками «соединения научного социализма с религией…»10. М. Горькому 6(19) апреля 1908, который звал Ленина на Капри: «…разговаривать с людьми, пустившимися проповедовать соединение научного социализма с религией, я не могу и не буду»11. А. И. Ульяновой 21-22 марта 1909 г.: «Я вовсе не нахожу ничего смешного в заигрывании с религией, но нахожу много мерзкого»12.

Сверимся же с Лениным! В предисловии к первому изданию «Материализма и эмпириокритицизма» Ленин писал, что истребители диалектического материализма безбоязненно договариваются до прямого фидеизма, «но у них сразу пропадает всякая смелость, всякое уважение к своим собственным убеждениям, когда дело доходит до прямого определения своих отношений к Марксу и Энгельсу»13. Ныне же, добавлю, неплохо было бы пропагандистам социализма, как склоняющимся к религии, так и безжалостным ее «уничтожителям», «прямо определить» свое отношение и к Ленину, и, в частности, к его статье «Об отношении рабочей партии к религии»14 (1909). На первый взгляд, она кажется парадоксальной. С одной стороны, Ленин пишет о том, что марксизм «беспощадно враждебен религии». С другой стороны, на вопрос: «может ли священник быть членом с.-д. партии?» отвечает положительно, но в то же время «безусловный положительный ответ здесь не верен». Может, если он добросовестно участвует в совместной политической работе, но не выступает против программы партии, а его религиозные убеждения касаются только его лично. Но если бы верующий стал вести в пар-тии активную проповедь религиозных воззрений, «то партия, безусловно, должна бы была исключить его из своей среды».

А если член с.-д. партии заявляет: «социализм и есть моя религия»? Осуждать его за это? «Отступление от марксизма (а, следовательно, и от социализма) здесь несомненно», но нужно учитывать обстановку, в которой сделано это заявление, пишет Ленин. Если агитатор выступает перед рабочей массой и пропагандирует социализм в терминах, «наиболее обычных для неразвитой массы», то стеснение свободы агитатора было бы неуместной придиркой. Замечу, что у Ленина здесь нет и мысли о внесении религиозного социализма в сознание «неразвитой массы», о пропаганде религии. Причем речь идет о возможном единичном выступлении агитатора, который, осознавая в данном случае «несомненное отступление от социализма», вынужденное в целях «педагогических», всё же содействует переходу рабочих от религии к социализму. Но обратим внимание на следующую мысль: «Другое дело, если писатель начинает проповедовать «богостроительство» или богостроительский социализм (в духе, например, наших Луначарского и К˚)». В этом случае «партийное осуждение необходимо и обязательно. Положение «социализм есть религия» для одних есть форма перехода от религии к социализму, для других – от социализма к религии».

И далее Ленин ставит (не в первый раз!) вопрос: является ли религия частным делом для партии пролетариата? Его ответ однозначен: «Партия пролетариата требует от государства объявления религии частным делом, отнюдь не считая «частным делом» вопрос борьбы с опиумом народа, борьбы с религиозными предрассудками и т.д.». Этот вопрос разбирался им еще в статье «Социализм и религия», опубликованной 3 декабря 1905 г. в журнале «Новая жизнь». «Мы требуем, чтобы религия была частным делом по отношению к государству, но мы никак не можем считать религию частным делом по отношению к нашей собственной партии… Партия наша есть союз сознательных, передовых борцов за освобождение рабочего класса. Такой союз не может и не должен безразлично относиться к бессознательности, темноте или мракобесничеству в виде религиозных суеверий». И, поскольку «наша программа вся построена на научном, именно материалистическом мировоззрении», мы обязаны разъяснять истинные исторические и экономические корни религии, пропагандировать атеизм15.

Но и в последнем случае всё не так просто. Ленин подчеркивает, что нельзя выдвигать религиозный вопрос на первое место, ибо это ведет к раздроблению сил трудящихся в их борьбе против капитализма, этого главного, социального, корня религии. «Никакими книжками и никакой проповедью нельзя просветить пролетариат, если его не просветит его собственная борьба против темных сил капитализма»16. Эта мысль повторяется в 1909 г.17: если массы не научатся объединенно, сознательно бороться против господства капитала во всех формах, то им не поможет никакая просветительская книжка против религии. Тем более, что в борьбе против религии должна быть определенная мера. «Анархист, проповедуя войну с богом, во что бы то ни стало, на деле помог бы попам и буржуазии…». Ленин обращается к опыту борьбы Энгельса против «шумливого провозглашения войны религии» бланкистами и Дюрингом. «Энгельс требовал от рабочей партии умения терпеливо работать над делом организации и просвещения пролетариата, а не бросаться в авантюры политической войны с религией». Более того, диалектика самой жизни требует диалектического подхода к этому вопросу. Ведь в некоторых частных случаях (например, во время стачки) атеистическая проповедь может оказаться даже вредной, ибо она разделит рабочих на атеистов и верующих. Атеистическую пропаганду следует подчинить основной задаче – борьбе за социализм, борьбе, направленной на устранение социальных корней религии. В то же время Ленин одобрил выступление в III Государственной думе рабочего депутата-большевика П. И. Суркова, заявившего с думской трибуны, что религия есть опиум народа, создав тем самым «прецедент, который должен послужить основой для всех выступлений русских с.-д.»

Поверхностному взгляду может показаться, что позиция марксизма в отношении религии – какая-то «каша из «последовательного» атеизма и «поблажек» религии». На деле же, говорит Ленин, тактика Маркса и Энгельса в отношении религии последовательна и глубоко продумана, она есть прямой вывод из диалектического материализма.

А вывод этот, надо думать, такой: научный социализм как революционная идеология трудящихся масс может развиваться и совершенствоваться не путем его насыщения религиозными идеями, а в результате обобщения современных знаний в самых разных областях, в том числе в религиоведении, обобщения опыта революционных движений во всем мире, научного осмысления идеологий народных движений в истории человечества. Соединение же религии и научного социализма недопустимо для марксиста, что вовсе не исключает союза между верующими и неверующими трудящимися в их общей борьбе против угнетения.

Но возникает вопрос: зачем понадобилось нам воспроизводить некоторые положения известных работ Ленина, знакомых многим современным коммунистам, изучавшим их еще в советские времена в вузах? К сожалению, они почти не упоминаются в партийной коммунистической печати, в которой иногда публикуются статьи религиозного содержания. С пропагандой атеизма и философии диалектического материализма дело обстоит тоже неважно. Не мешало бы вспомнить и одну из последних работ Ленина – «О значении воинствующего материализма» (1922). А ведь здесь речь идет о марксистском журнале, который должен стать органом воинствующего материализма и воинствующего атеизма, который вел бы «неутомимую атеистическую пропаганду и борьбу». Есть ли у нас хотя бы какое-то подобие такого журнала, кроме журнала «Марксизм и современность»? Между тем, назревает потребность в повороте коммунистической пропаганды в сторону атеистического просвещения трудящихся, а для этого следует коллективно продумать и разработать современные методы атеистического воспитания.

Опасность мировоззренческого оппортунизма в коммунистическом движении нашей страны, к сожалению, значительна, и этот оппортунизм подпитывается настойчивым стремлением некоторых православных членов КПРФ (их можно по традиции назвать христианскими социалистами) «укрепить» коммунистическую партию посредством установления «стратегического союза коммунистов и христиан». Так, православные христиане Д. Галкин и В. Макарцев в статье «За стратегическое сотрудничество»18 советуют «ухватиться за основное звено в цепи» – заменить положение Проекта Программы КПРФ о том, что партия будет «следовать принципу отделения церкви от государства и школы от церкви» другим, а именно: «КПРФ будет добиваться восстановления симфонического единства государства и Русской православной церкви…». При этом авторы ссылаются на слова Фиделя Кастро о том, что «Христос был великим коммунистом» и что есть много общего между целями христианства и целями коммунистов, а также на «одно из интервью» Г. А. Зюганова, где он говорит о необходимости союза с православно-патриотическим движением. Но, как мы уже знаем, в Латинской Америке революционно-освободительное движение, и, соответственно, его идеология, обладают своей спецификой, и дело не только в крепости традиций католицизма в сознании трудящихся. Во второй половине XIX в. часть духовенства и профессоров теологии (Г. Гутьеррес, У. Ассман, Л. Бофф и др.), не будучи марксистами, но проникшись протестными настроениями масс, разработала «теологию освобождения» (Г. Гутьеррес, У. Ассман, Л. Бофф и др.), варианты которой в разной мере включали элементы марксизма19. Это было начало «перехода от религии к социализму». И не столько собственно богословские рассуждения, сколько именно идеи марксизма – критика капитализма, учение о классовой борьбе, о революции, о необходимости экономических и социально-политических преобразований – помогали (и продолжают помогать) революционерам разобраться в тех или иных ситуациях.

Что касается необходимости союза коммунистов и христиан (или верующих иных конфессий), то кто же будет возражать против этого, если речь идет именно о союзе коммунистов с верующими трудящимися на основе общности социально-политических целей? Ведь это, выражаясь словами Ленина, азбука марксизма. Но лукавые авторы, заявив сначала о том, что Г. А. Зюганов – сторонник стратегического союза коммунистов и христиан20, настойчиво навязывают ему идею «восстановления симфонического единства государства и Русской православной церкви» (выделено мною) как «основное звено в цепи», оговариваясь при этом, что, правда, многие церковные иерархи сейчас служат капиталу. Подлинная суть позиции авторов выявилась в конце статьи: «у коммунистов нет ни сил, ни средств, с помощью которых можно наполнить силой ослабевший дух человека, оздоровить его морально», а «врачует духовные и нравственные пороки человека», с точки зрения авторов, именно церковь. Создается впечатление, что компартию стараются превратить в филиал православной церкви. Спрашивается, зачем понадобилось христианину вступать в партию, которая, по его мнению, не может укрепить «ослабевший дух человека, оздоровить его морально»? Если же он вступил в компартию (это допускается ее нынешним Уставом), то почему отрицает нравственную силу коммунистического учения?

Наверное, целесообразнее было людям подобного типа создать свою партию христианских коммунистов (или социалистов), ставящих политическую цель: борьбу за социализм. Вот на такой социально-политической (не религиозной!) основе и мог бы быть заключен союз с компартией, стоящей на позициях марксизма и не допускающей мировоззренческого оппортунизма внутри своей организации.
________________

Примечание:
1. Эту интересную и наводящую мысль на аналогию с сегодняшним днем статью можно найти в сборниках «Г. В. Плеханов. О религии и церкви». М., 1957; «Г. В. Плеханов. Об атеизме и религии в истории общества и культуры». М., 1977, а также в издании «Г. В. Плеханов. Избр. филос. произв., т. III. М., 1957». В нашей работе фрагменты статьи Плеханова будут цитироваться из первого сборника. Из работ о Луначарском в период его богостроительства можно особо выделить статью талантливого марксиста Михаила Лифшица «А. В. Луначарский» (Мих. Лифшиц. Собр. соч. в трёх томах. Т. III, М., 1988). Его же: Г. В. Плеханов. Очерк общественной деятельности и эстетических взглядов. М., 1983.
2. Анимизм – религиозное представление о душе и духах.
3. Вторая статья (глава) называется «Еще раз о религии». Третья – «Евангелие от декаданса» – посвящена анализу богоискательства либеральной интеллигенции, прежде всего, Д. Мережковского, а также З. Гиппиус, Д. Философова и Н. Минского. Не обращаясь специально к третьей главе (ввиду отсутствия у богоискателей попыток сделать религией марксизм), приведу всё же звучащую как афоризм цитату из нее: «Люди, принадлежащие к этой среде, ищут пути на небо по той простой причине, что они сбились с дороги на земле». (Г. В. Плеханов. О религии и церкви, с. 355).
4. Плеханов Г. В. О так называемых религиозных исканиях в России. // Плеханов Г. В. О религии и церкви. М., 1957, с. 316-317.
5. См.: Г. В. Плеханов. О религии и церкви, с. 307-320.
6. Там же, с. 336. Весьма актуальной представляется также критика Плехановым распространенных тогда (увы, и в наши дни!) среди части левой интеллигенции взглядов на Христа как на защитника обездоленных. Эти взгляды нашли отражение в «Исповеди» М. Горького: власть имущие «исказили лицо Христа, отвергли его заповеди, ибо Христос живой – против их, против власти человека над ближним своим!» Возражая Горькому, Плеханов заметил: мнение, будто учение «Христа направлялось против власти человека над ближним своим», ни на чем не основано. «Едва ли не самый выдающийся из первых христиан (апостол Павел) писал: «рабы, повинуйтесь господам своим!» Зачем же искажать историческую истину?» (там же, с. 328). Последняя фраза Плеханова, выделенная мною, невольно приходит в голову, когда сталкиваешься с современными продолжателями дела богостроителей.
7. В. И. Ленин. ПСС, т. 47,с. 135.
8. В. И. Ленин. Об отношении рабочей партии к религии. / Ленин В. И. ПСС. Т. 17, стр. 415.
9. Есть исключительно полезная для современных коммунистов, интереснейшая книга – «Бой абсолютно неизбежен». Историко-философские очерки о книге В. И. Ленина «Материализм и эмпириокритицизм». М., 1982. Автор ее – ныне покойный А. И. Володин, крупнейший специалист по истории революционного движения в России. Название книги – цитата из письма Ленина к Горькому 24 марта 1908 г., где Ленин обосновывает необходимость «боя» тем, что книга «Очерк по философии марксизма» – «нелепая, вредная, филистерская, поповская вся, от начала до конца, от ветвей до корня, до Маха и Авенариуса» (ПСС, т. 47, с. 151).
10. В. И. Ленин. ПСС, т. 47, с. 155.
11. Там же.
12. Там же, т. 55, с. 282.
13. Там же, т. 18, с. 8.
14. Ввиду обильного последующего цитирования фрагментов этой статьи, ссылаюсь только на издание: В. И. Ленин. ПСС, т. 17, с. 415-426.
15. В. И. Ленин. ПСС, т. 17,с. 143,145.
16. Там же, с. 146-147.
17. Далее воспроизводятся положения из работы «Об отношении рабочей партии к религии».
18. См.: Д. Галкин, член КПРФ, православный христианин, В. Макарцев, сторонник КПРФ, православный христианин. За стратегическое сотрудничество. Православные христиане о проекте новой Программы КПРФ. // Советская Россия. 11 июня 2008 г.
19. См., например, «Революция в церкви? (Теология освобождения). Документы и материалы». Под ред. Б. И. Коваль. Сост. Н. Н. Поташинская. М., 1991.
20. Кстати, нередко журналисты искажают слова интервьюируемых. Трудно поверить в то, что коммунист Г. А. Зюганов, ни словом не обмолвившись о социализме и коммунизме, мог бы выступить за восстановление трехсотлетней давности «симфонического единства наших духовных и государственных традиций» в случае, если на смену нынешнему режиму придет «патриотическая, национально ориентированная русская власть», к которой якобы стремится КПРФ. Но ведь к этому стремится и часть русской буржуазии, не желающая допустить иностранных конкурентов на российский рынок. По пути ли коммунистам с ней, даже если она «национально ориентирована»?

Категория: Научные труды | Добавил: opium (03.03.2016) | Автор: З. А. Тажуризина
Просмотров: 355 | Теги: бог, религия, церковь, Тажуризина, атеизм, революция, идеология | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа


Поиск

Кнопки
Общество Разум

Студия Вектор ТВ

Свобода от религиозного фундаментализма

Атеистический сайт

Великие люди - атеисты

Денница - атеистическое справочное издание

Общество Разум в ВКонтакте

Украинский атеистический сайт в Facebook

Канал на Youtube

Видео Украинского атеистического сайта на Рутубе

Общество Разум

Обращения к атеистам

Эксклюзивные статьи

Интервью с известными атеистами

Великие люди - атеисты


Copyright MyCorp © 2017