Украинский атеистический сайт Среда, 22.11.2017, 11:22
Украинский
атеистический
сайт
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории раздела
Эксклюзив [41]
Эксклюзивные материалы, предоставленные для нашего сайта
Публицистика [164]
Атеистическая публицистика
Законодательные акты [4]
Законы, относящиеся к свободе совести
Великие люди - атеисты [82]
В данной рубрике размещены статьи о великих учёных, философах, людях искусства и т.д., которые не верили в бога и в то же время добились всемирного признания.

Наш опрос
Назовите главную задачу всех религий:
Всего ответов: 1895

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

В помощь атеисту
Лекции Е. К. Дулумана
Лекции Е. К. Дулумана

Атеистические листовки

Краткая история атеизма

Атеистический лекторий

Атеистический календарь



Главная » Статьи » Статьи » Великие люди - атеисты

Александр Герцен
6 апреля 1812 года – родился русский публицист, писатель, философ Александр Иванович Герцен.



Александр ГерценВначале XIX в. православная христианская церковь неограниченно властвовала во всех областях духовной жизни России. Однако об­становка в доме И. А. Яковлева – отца А. И. Герцена – не благо­приятствовала воспитанию религиозных чувств. И. А. Яковлев видел в выполнении церковных обрядов лишь необходимость, определяемую правилами хорошего тона. В домашней библиотеке Яковлевых было большое количество произведений французских просветителей. «Катехи­зис попался мне в руки после Вольтера», – вспоминал позднее Герцен.

Однако в дальнейшем знакомство с произведениями утопических социалистов – последователей А. Сен-Симона приводит Герцена к мысли о необходимости, опираясь на раннее христианство, создать новую об­щечеловеческую религию – «новое», или «истинное», христианство, про­никновение которого в жизнь людей гарантировало бы ликвидацию со­циальной несправедливости. Подобно сен-симонистам, Герцен увидел в воззрениях основоположников христианства стремление к такому об­ществу, где все будут равны, где интересы личности и общества будут находиться в полной гармонии.

Его «религиозные искания» продолжались несколько лет, вплоть до конца 30-х – начала 40-х годов. Это был период, когда Герцен подвергался жестоким репрессиям: в 1834 г. его, как человека опас­ного образа мыслей, царское правительство подвергает аресту, бросает в застенок Крутицких казарм в Москве, а затем отправляет в ссылку (Пермь, Вятка, Владимир). Длительное одиночество, переписка с ре­лигиозно-экзальтированной Н. А. Захарьиной, будущей женой, и обще­ние с глубоко верующим талантливым скульптором А. Л. Витбергом – все это не могло не способствовать росту религиозных настроений. Но сущность «религиозных исканий» Герцена находилась все же за сферой личной судьбы. В них отчетливо проступает социальная направлен­ность. В его произведениях конца 30-х годов «Лициний» и «Вильям Пен», по словам самого Герцена, «ясно виден остаток религиозного воззрения и путь, которым оно перерабатывалось не в мистицизм, а в революцию, в социализм». Здесь очень сильно звучит тема борьбы за социальную справедливость и, хотя революционное насилие еще отвергается как путь «богоотступный», в адрес сильных мира сего уже направлены угрозы. Вильям Пен восклицает, например:

Пора окончить мрачную эпоху. Христос сказал: «Иду рабов Освободить и попранных воздвигнуть». И скоро слово будет делом!

Борьба за полную свободу человека и выводит Герцена за пределы религиозного мировоззрения.

В 1842 г., находясь в ссылке в Новгороде, он познакомился с за­мечательным атеистическим произведением Л. Фейербаха «Сущность христианства». Это помогло ему окончательно отойти от религии.

Освобождаясь от «религиозных бредней», Герцен не объявляет ре­лигию простой выдумкой. Он далек от такого неисторического подхода, характерного для французских энциклопедистов. Герцен пытается вы­яснить причины появления религиозных верований и выявить их дей­ствительный смысл, скрытый и мистифицированный в религиозных по­нятиях.

Разрыв с религией поставил перед мыслителем во весь рост пробле­му самостоятельности, самобытности человека, его ответственности за порядки на земле. Герцен убежден не только в том, что «христианские призраки мешают» понять существо общественных отношений, но и в том, что «человек ищет полной свободы не для своеволья, а для ра­зумно-нравственного бытия». Сущность человека Герцен видит теперь в том, что человек есть общественно-деятельное существо. Он не удов­летворен фейербаховским обоготворением любви как единственной фор­мы общественной связи и ищет такое «всеобщее», которое не только не уводило бы человека на небеса, но и не замыкало бы в мирке лич­ных интересов. Бичуя «преступное отчуждение от интересов всеобщих», Герцен, по существу, проповедует идею общественной, гражданской активности. Он преклоняется перед людьми, которые «не отрезались от всеобщих интересов гражданственности, искусства, науки». «Раскрыть свою душу всему человеческому, страдать и наслаждаться страданиями и наслаждениями современности, работать столько же для рода, сколь­ко для себя», – в этом русский мыслитель видел одно из назначений человека.

Переход Герцена к последовательному атеизму не был актом мо­ментальным и безболезненным, а занял несколько лет.

Но к началу 40-х годов он не только полностью отбросил религи­озные представления, но и попытался определить их земную, рацио­нальную основу. Начиная с этого времени Герцен неустанно борется с религиозной идеологией, в каких бы формах она ни выступала.

В произведениях, созданных в период жизни в России (до января 1847 г.), атеизм проводится Герценом скрытно. Проповедь единства ма­териального и духовного, культ разума и подобные этим идеи были по-иному высказанным отрицанием веры, бессмертия души, религии как высшей формы познания. Насколько большое значение Герцен придавал своей проповеди атеистических идей, свидетельствует его разрыв по этим вопросам с одним из своих ближайших друзей – историком Гра­новским: вопрос о допустимости религиозной веры в бессмертие души положил рубеж между ними. При этом свой атеизм или, как он выра­жался, «реализм» Герцен связывает со своими радикальными полити­ческими воззрениями.

Произведения Герцена периода эмиграции характеризуются откры­тыми атаками на религиозное мракобесие. В очень многих работах мы­слитель полемизирует с телеологическим пониманием истории (провиден­циализмом) и тезисом о свободе воли, как элементами религиозного миропонимания. Пропаганде основных принципов материализма он по­свящает две работы, предназначенные для широкого русского читателя и написанные поэтому чрезвычайно популярно: «Опыт бесед с моло­дыми людьми» (1858 г.) и «Разговоры с детьми» (1859 г.). Герцен ведет публичную полемику с ярыми защитниками религии, в частности со славянофилом Ю. Самариным («Письма к противнику», 1864 г.). В ряде материалов «Колокола» он пропагандирует сочинения, кото­рые, по его мнению, могут способствовать искоренению религиозных предрассудков. Во многих статьях и заметках «Колокола» Герцен пока­зывает круговую поруку русского самодержавия и православной церкви, разоблачает фанатизм и полицейскую роль русских попов («По духовной и душеспасительной части», «Архипастырское рвение о мраке», «Распро­странение иезуитизма в Петербурге», «Секущее православие», «Во Хрис­те сапер Игнатий» и др.). Особенно характерной в этом отношении является статья «Ископаемый епископ, допотопное правительство и обманутый народ» (1861 г.). Обращаясь непосредственно к «труже­нику и страдальцу земли русской», Герцен писал здесь по поводу со­бытий, связанных с крестьянской реформой 1861 г.: «Крестьяне не поня­ли, что освобождение – обман, они поверили слову царскому – царь велел их убивать, как собак; дела кровавые, гнусные свершились.

Что же, кто-нибудь из кавалерственных архиереев пошел к народу объяснить, растолковать, успокоить, посетовать с ним? Или бросился кто из них… перед одичалыми опричниками, заслоняя крестом, мощами Тихо­на, своей грудью неповинного крестьянина, поверившего в простоте души царскому слову. Был ли хоть один? Кто? Где? Назовите, чтоб я в прахе у него попросил прощения… Я жду!

А покамест еще раз скажу народу: нет, это не твои пастыри; под платьями, которые ты привык уважать по преданию, скрыты клевреты враждебного правительства, такие же генералы, такие же помещики; их зачерствелое, постное сердце не болеет о тебе».

Трезвый мыслитель-реалист, на собственном опыте убедившийся в бесплодности связывать надежды на социальное обновление с религией, хотя бы и «новой», Герцен протестует против попыток некоторых его современников – демократических деятелей облечь свободолюбивые устремления в мистическую оболочку. Он борется также с остатками религиозной веры у польских, итальянских и других демократов (Маццини, Ворцеля и др.). Он помогает близким ему людям (художнику А. А. Иванову и др.) покончить с верой в бога.

Такое враждебное отношение к религии определялось социалисти­ческим характером воззрений мыслителя: социализм, как строй разума в самом полном и простом значении этого слова, не нуждается, по мне­нию Герцена, в извращении сознания.

Герцен понимает, что существование религии связано с угнетенным положением трудящихся, с неразвитостью масс. Так, он пишет: русский крестьянин «бедный, обобранный дворянством, обворованный чиновниче­ством, обманутый освобождением (т. е. реформой 1861 г.), уста­лый от безвыходной работы, от безвыходной нищеты», «слишком задав­лен, слишком несчастен, чтоб не быть суеверным. Не зная, куда положить голову в тяжелые минуты, в минуты человеческого стремления к покою, к надежде, окруженный стаей хищных врагов, он придет с горячей слезой к немой раке, к немому телу – и этим телом, и этой ракой его обманут, его утешат, чтобы он не попал на иные утешения».

Учитывая неразвитость сознания народных масс, Герцен допускал возможность использования языка религии для революционной пропаган­ды. Вовсе не случаен тот факт, что первое обращение его к народным массам с вольным русским словом характеризуется широким использо­ванием религиозной терминологии.

Герценовская пропаганда приводила церковников в ярость. Святей­ший синод санкционировал печатание в 1859 г. в Берлине пошлой кни­жонки-памфлета «Искандер-Герцен», в которой Герцен «обличался» как разрушитель «веры христовой». Один из высших духовников, обер-про­курор синода А. П. Толстой, писал императрице о том, что следует запретить распространение произведений Герцена. Он увидел в работах Герцена «стремление к ниспровержению монархической власти, религии, нравственности, любви к отечеству и вообще всякого порядка, на осно­вании неправильного истолкования пророческих, апостольских и еван­гельских истин с ссылкою на тексты священных писаний».


Источник: http://atheism.su/gercen-a-i/
Категория: Великие люди - атеисты | Добавил: opium (06.04.2015)
Просмотров: 934 | Теги: бог, Герцен, революционер, социализм, критика, церковь, религия, атеизм, Россия, колокол | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа

Поиск

Кнопки
Общество Разум

Студия Вектор ТВ

Свобода от религиозного фундаментализма

Атеистический сайт

Великие люди - атеисты

Денница - атеистическое справочное издание

Общество Разум в ВКонтакте

Украинский атеистический сайт в Facebook

Канал на Youtube

Видео Украинского атеистического сайта на Рутубе

Общество Разум

Обращения к атеистам

Эксклюзивные статьи

Интервью с известными атеистами

Великие люди - атеисты


Copyright MyCorp © 2017