Украинский атеистический сайт Воскресенье, 25.06.2017, 17:33
Украинский
атеистический
сайт
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории раздела
Эксклюзив [41]
Эксклюзивные материалы, предоставленные для нашего сайта
Публицистика [164]
Атеистическая публицистика
Законодательные акты [4]
Законы, относящиеся к свободе совести
Великие люди - атеисты [82]
В данной рубрике размещены статьи о великих учёных, философах, людях искусства и т.д., которые не верили в бога и в то же время добились всемирного признания.

Наш опрос
Назовите главную задачу всех религий:
Всего ответов: 1866

Статистика

Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0

В помощь атеисту
Лекции Е. К. Дулумана
Лекции Е. К. Дулумана

Атеистические листовки

Краткая история атеизма

Атеистический лекторий

Атеистический календарь



Главная » Статьи » Статьи » Публицистика

Кровь и цепи
Ярослав Галан

Кровь и цепиРастленная Гитлером Европа билась в конвульсиях, мрак фашизма охватывал всё новые и новые страны. Бесноватый фюрер, с благословения Ватикана и англо-саксонской плутократии, проглотил Австрию и готовился к прыжку на Чехословакию. Возглавляемые униатской церковью тёмные силы Закарпатской Украины также подняли голову.

Надо полагать, что возможности этих сил были значительно слабее, нежели двадцать лет назад. За это время в Закарпатской Украине выросла новая сила – сила организованного и осознавшего свои цели пролетариата города и деревни. Авангард этих сил – Коммунистическая партия Закарпатской Украины сумела сгруппировать вокруг себя трудящиеся массы, объединить их на решительную борьбу с эксплуататорами и их прихвостнями. В безвозвратное прошлое канули времена, когда затравленные бедняки Закарпатья беспомощно озирались вокруг, ища силу, которая бы положила конец их мукам. Теперь за их спиной стояла великая и могучая страна социализма – Союз Советских Социалистических Республик, они знали, что настанет время и отечество трудящихся подаст им руку помощи. Сознание этого ободряло их в самые чёрные годы фашистской неволи и придавало им силы в тяжёлой и неравной борьбе с фашизмом.

Реакция вынуждена была учесть этот факт, и она мобилизовала против народа всё, что только можно было мобилизовать. Использовала и то, что Бродий был слугой Будапешта, танцевал под берлинскую дудку и, выполняя приказы Хорти, выполнял тем самым приказы Гитлера. И бродиевцев и волошинцев объединяла общая ненависть и общий страх, а их вдохновителями и идеологами было сборище старых, сознательных врагов народа, синедрион мракобесов из верхушки униатской церкви, этой школы продажности и предательства. Закарпатская «пятая колонна» единой бандой шла против народа.

То, что униатская церковь Закарпатья и Галиции встала на путь открытого, ничем не замаскированного фашизма, не было каким-то исключительным явлением. Первым фашистом в мире был папа римский, а Ватикан первым гнездом фашизма. Пий XI и его кардинал Ратти были учителями, меценатами и вдохновителями Бенито Муссолини, их протеже был Адольф Гитлер; это же Ватикан подготовил и благословил бунт кровавого генерала Франко. «Святоапостольский» Рим помог Гитлеру овладеть Австрией, это он был крёстным отцом Мюнхена. Это он, наконец, всячески подбивал Гитлера пойти огнём и мечом на отечество трудящихся – Советский Союз. Именно он, Ватикан, действовал как заядлый и неумолимый враг человечества, именно он делит сегодня в полной мере ответственность за неслыханные злодеяния фашизма.

Следовательно, нет ничего удивительного в том, что политика униатской «пятой колонны» в Закарпатье была такой согласованной. Главный дирижёр сидел в Берхтесгадене, а униатские «музыканты» играли по нотам, написанным в Ватикане. Цель их была одна: заковать народ в цепи, а потом бросить его к ногам современных последователей династии Габсбургов. Идеологического различия между отдельными шайками не было, а если и существовало различие в политических ориентациях, так это было лишь иезуитским манёвром для отвода глаз массам.

Бродий и Волошин ещё летом 1938 года знали, какую участь готовит Закарпатью Берлин, однако, руководствуясь инструкциями своих хозяев, они сохранили дипломатическое молчание, и каждый из них от имени своего «совета» будто бы требовал автономии. Когда Берлину понадобилось максимальное давление на пражское правительство изнутри, бродиевцы и волошинцы объединяются в один так называемый «Национальный совет» и направляют в Прагу требования ультимативного характера.

Послемюнхенское чешское правительство, справедливо названное чехами «правительством национального предательства», отдаёт Закарпатье на съедение бродиям и водошинцам. Но «карпатско-украинский премьер-министр» этим не довольствуется. Новая инструкция, на сей раз из Будапешта, – и Бродий требует уже «плебисцита», который, мол, покажет, что население Закарпатской Украины хочет вернуться под ярмо мадьярских феодалов…

В результатах плебисцита Бродий не сомневается, он и его союзники с помощью мадьярских и мадьяронских вооружённых отрядов прилагают все усилия к тому, чтобы Хорти был доволен результатами «голосования».

По первому сигналу униатское духовенство приступает к делу: оно фабрикует в массовом порядке «списки крестьян», желающих надеть на свою шею мадьярский хомут. В Ужгородской консистории готовятся уже встречать хлебом-солью венгерских «победителей».

Чехи арестовывают вконец обнаглевшего Бродия, но это ситуации не меняет. Благодаря поспешному соглашательству Чемберлена и Даладье Берлин уже предрешил судьбу Чехословакии – до того, как полностью её ликвидировать, оторвёт от неё Словакию, а Закарпатье сделает орудием шантажа и приманкой для своих венгерских вассалов.

Второго сентября 1938 года Риббентроп и Чиано устраивают в Вене «арбитражную» комедию. Западную часть Закарпатской Украины они дарят Венгрии, а восточную Берлин оставляет на время в своём распоряжении, желая таким образом принудить Будапешт дать своё окончательное согласие на присоединение к военной оси Берлин – Рим. А пока это произойдёт, роль администратора восточного Закарпатья будет выполнять «правительство» Августина Волошина и выполнять по указаниям и инструкциям немецкого консула в Хусте Гофмана.

И в то время когда униатское духовенство Ужгорода и Мукачева торжественно приветствовало солдат и жандармов Хорти, «светило» той же униатской церкви Августин Волошин хозяйничал в Хусте с шайкой «сечевиков», одетых в форму немецких эсэсовцев и вооружённых немецкими винтовками и пулемётами. Хозяйничал по методам, целиком заимствованным у Гитлера и Гиммлера. С помощью своего союзника Ю. Ревая он прежде всего организует сеть концентрационных лагерей, куда «сечевики» бросают тысячи крестьян и рабочих, в первую очередь членов и сторонников коммунистической партии. С выкриками: «Сечь вам радость несёт, нация превыше всего» – сечевики эсэсовцы врываются в сёла, чиня там кровавые расправы. Возглавляет этот сброд выпускник Львовской униатской духовной семинарии Иван Рогач.

К небольшому Хусту тучей двинулись «иностранные корреспонденты», большинство из них – немцы. В реакционной прессе США, Англии и Франции появляются «телеграммы собственных корреспондентов», которые сообщают о возникновении в Закарпатье «грозного антисоветского Пьемонта». Вслед за «консулом» Гофманом прибывает и корреспондент «Фелькишер беобахтер» Бегал. Но случаю их приезда Волошин устраивает шумный банкет: в лице Гофмана и Бегала «Карпатская Украина» получила гитлеровских наместников, а «правительство» – вершителей своей судьбы.

Почти одновременно с этими гитлеровцами из Берлина прибывает в Хуст агент Мельника Галаган с двадцатью опытными диверсантами. Штаты были укомплектованы, и можно было приступать к организации фашистского «государства».

Прежде всего Волошин распускает все партии, а вместо них создаёт чисто фашистскую партию, по образцу НСДАП, так называемое «Украинское национальное объединение» (УНО). Возглавляет эту партию также заклятый униат, брат Юрия Ревая – Фёдор.

Теперь уже «правительство» может объявить и выборы. Зная о враждебном отношении масс к этому фашистскому маскараду, Волошин издаёт распоряжение, по которому списки кандидатов нужно подать в течение сорока восьми часов. За такое короткое время никто из противников волошинской шайки не успевает составить списки, а если кто и успевает, то верзилы Рогача и Галагана тут же эти списки аннулируют. В результате остаются только кандидаты УНО.

Наступило время «выборов в сейм», но избиратели вовсе не спешат к урнам. Волошин мобилизует «Сечь» и чешских жандармов Берана. Крестьян гонят штыками в помещения избирательных комиссий, но частенько и это не помогает: крестьяне на целый день запираются в церквах или оказывают физическое сопротивление униатско-фашистским террористам. В Гендеровке и Яблоневе дело доходит до серьёзного столкновения, льётся кровь. И Волошину пришлось прибегнуть к последним мерам – массовому подбрасыванию готовых бюллетеней. «Сейм» был избран.

Однако он так и не успел поработать. Хорти отдаёт Венгрию в полную кабалу Берлина, и Гитлер награждает своего Паладина восточной частью Закарпатской Украины. Немецкие войска оккупируют Чехию, а мадьярские направляются в Хуст.

Августин Волошин и иже с ним делят между собой «государственные» деньги и во весь дух спешат в Словакию, а оттуда в Берлин. Бефель ист бефель (приказ есть приказ).

В Берлине Волошин обращается к Риббентропу с просьбой принять его, однако у гитлеровского министра нет для Волошина времени. Незадачливый диктатор вынужден удовлетвориться разговором с меньшими шишками: Скоропадским и Мельником. Лавры его коллеги по профессии, тоже католического попа, Тисо не дают Волошину покоя. Тисо, по милости Гитлера, стал «президентом» Словакии, а по милости папы римского получил титул «монсиньора» за реки пролитой им крови ни в чём не повинных людей. Волошину остаётся только одно – верить, что и его час пробьёт. А пока что надо служить и терпеть, ибо: кто на службе не бывает, тот горя не знает…

Красная Армия освобождает Западную Украину. Несколько дней спустя Волошин, вместе со своим «правительством», пишет Риббентропу докладную записку, в которой просит присоединить Закарпатскую Украину к Словакии и оккупировать её немецкими войсками, так как, мол, только таким образом удастся сделать невозможным массовое пятидесятипроцентное бегство мобилизованных мадьярами украинцев на советскую территорию…

Риббентроп не ответил. Проходит некоторое время, и счастье снова улыбается Волошину, а вместе с ним и всей униатской церкви. Гитлеровская Германия разбойнически нападает на Советский Союз. К Волошину, который жил тогда в Праге, приезжает из Кракова известный гитлеровский агент и доверенное лицо главы униатской церкви в Галиции митрополита графа Андрея Шептицкого, Кубнович. После продолжительного разговора с глазу на глаз «отец» Августин Волошин немедленно приглашает к себе связного гестапо «профессора» в Пардубицах Грешока, и тот устраивает ему встречу со своим шефом, гестаповцем Эрнстом, тем самым Эрнстом, которого Волошин и его правительство давным-давно уже умоляют стать наместником Закарпатской Украины.

В результате совещания решено было написать совместное письмо Гитлеру. Эрнст, который находится в близких взаимоотношениях с фюрером, вручит письмо лично. Гестаповец с азартом берётся за дело, которое предсказывает ему головокружительную карьеру.

Пишет письмо Гренюк, «правительство» Волошина единодушно одобряет его. Содержание письма свидетельствует не о какой-либо амбиции отправителей; они предлагают назначить Волошина «президентом» Украины и «фюрером» украинского народа и, низко кланяясь, просят провозгласить монархом Украины одного из кронпринцев «великой немецкой империи».

Далее цитирую дословно:

«Кронпринц вступает на престол князя Владимира и князя Ярослава Мудрого, он принимает украинское имя и греко-католическую веру» (подчёркивание моё. – Я. Г.). Седьмой пункт этого меморандума не менее любопытен: «Старые украинские церкви уничтожить и на место схизматизма объявить государственной церковью греко-католическую (подчёркивание моё. – Я. Г.), которая на основе союзнических традиций соединяет нас со святой римской церковью».

Зная действительные намерения Гитлера относительно Украины, предусмотрительные униатские каины заранее обрекают украинский народ на колониальное рабство и заверяют немецкого людоеда в десятом параграфе своего письма, что созданное Берлином (цитирую):

«…Украинское государство не будет развивать свою тяжёлую промышленность. Это было бы ненужной пролетаризацией страны и поставило бы в опасность европейского рабочего» (читай: немецкого капиталиста. – Я. Г.).

Ответа на это письмо также не было получено, несмотря на то, что за спиной Волошина стояла такая фигура, как митрополит Шептицкий. Гитлер был лучше их информирован о положении дел на Украине, так как первые же недели войны научили его тому, что климат Советской Украины губителен для всякого рода марионеточных правительств и их протекторов.

Это письмо было завершением карьеры Августина Волошина. Последующие события сбросили «премьер-министра» в пропасть небытия.

Но возвратимся к Закарпатской Украине. Ещё не развеялся кадильный дым, каким униатские священники обкуривали мадьярских солдафонов, как над бедняцкими хатами поднялся иной дым, дым пожарищ и крови, а звон по-праздничному раскачиваемых церковных колоколов не мог заглушить крика истязаемых. Почти шесть лет продолжалась оккупация Закарпатья мадьярами, но за это сравнительно короткое время будапештские протекторы и меценаты униатской церкви успели здесь замучить больше восьмидесяти пяти тысяч человек мирного населения, в том числе и детей. Свыше пятидесяти тысяч человек успели посадить в концлагеря, а грабежами и разрушениями принесли нашей стране убыток на сумму в три миллиарда рублей. Эти цифры нельзя забыть, и мы их никогда не забудем ни прислужникам Хорти, ни украинским холуям фашистского людоеда Гитлера.

В страшные годы (1939-1944) эти лакеи превзошли в преступлениях своих предшественников. Они с рабским подобострастием одобряли и хвалили всё, что делали оккупанты, они благословляли каждое их преступление. Не было такого чёрного, кровавого дела, в котором они не были бы предусмотрительными помощниками и союзниками мадьярских оккупантов.

На другой день после вторжения орды Хорти мы видим наиболее известных униатских каноников на постах «политических комиссаров» при мадьярских комендатурах и «советников» при гражданских мадьярских чиновниках. Мадьяризатор украинских школ, каноник Марину, ветеран венгерской разведки, теперь помогает венгерскому командованию успокоить украинцев Закарпатья. Каноник и папский прислужник Ильпицкий неизменно подвизается в роли консультанта губернаторов Закарпатья – регентских комиссаров, а вместе с ним в так называемой «консультативной комиссии» заседают ужгородские священники Иванчо, Грабар, Кабацкий и Дануленец.

По распоряжению епископа, церковные хоры вынуждены по воскресным дням и праздникам петь в церквах мадьярский гимн, а когда Гитлер и Хорти пошли войной против Советского Союза, эти грязные, продажные души устраивают торжественные молебны за победу нацистов над нашей советской родиной.

Их раболепие перед власть имущим Будапештом не имело никаких границ. В 1943 году Будапешт намекают на то, что он хотел бы назначить для Мукачева епископа мадьяра. Для каноников мукачевской капитулы даже незначительный намёк Будапешта имеет силу евангелия, потому-то и теперь они, согнувшись в три погибели, просят: «Да приидет володети нами». Мадьяр Дудаш стал епископом украинской мукачевщины.

А вот ещё букетик экземпляров из галереи униатских иуд.

Александр Демянович – униатский поп в Рахове. В 1922 году севлюшский помещик Айтлер предлагает ему службу в венгерской разведке. Стать шпионом мадьярского диктатора Хорти? Для служителя унии это «великая честь». И Демянович с радостью соглашается с этим предложением. Он даже получает кличку, букву «Д» и под этой буквой регулярно отсылает венграм шпионские сообщения. В награду за свою верную службу Демянович получает от Айтлера символический подарок: корзинку винограда. Более реальная награда ждёт его только в будущем…

Во второй половине 1938 года Демянович получает от Айтлера очень серьёзное задание, которое сулит ему немалую карьеру. Он организовывает в Рахове античешское, промадьярское «временное правительство», а через некоторое время, после новой инструкции Будапешта, «мадьяроукраинский народный совет», который сам и возглавляет. Одновременно из мадьярских и мадьяронских диверсантов и террористов он создаёт вооружённую фашистскую организацию военного типа – Собод чоботош.

После прихода венгерских оккупантов Демянович, как в основном и остальные униатские священнослужители, служит благодарственный молебен и уже совершенно открыто принимает от своих фашистских головорезов присягу: «Я, член террористической организации Собод чоботош, даю эту клятву, что честно и добросовестно исполню свой долг…»

А за содеянное поступила и награда. Демяновича признают членом венгерской верхней палаты.

Приближается день разгрома гитлеровских сателлитов, в том числе и хортистской Венгрии. Часть напуганных ходом событий депутатов будапештского парламента требует заблаговременного выхода Венгрии из войны. Однако Демянович является заклятым салашистом, он призывает и дальше воевать во славу Гитлера и Ватикана. Как и подобает последовательному служителю унии, он основывает в Рахове салашистскую партию «мадьярске життя».

Такая преданность униатского духовенства фашизму не могла пройти незамеченной в Будапеште. Один из корреспондентов газеты «Уй мадьяршаг» забрёл к Демяновичу, и вот что он услышал от раховского ревнителя унии:

«С 1904 года я живу в Рахове. Я был счастлив, когда мне удалось известить господина полковника Унгера в том, что венгры могут спокойно прийти сюда, ибо их здесь ждёт не оружие, а уже приготовленная триумфальная арка… Прошу вас, господин редактор, не пишите слово «русин», а пишите – «рутен», ибо мы не русины, а рутены. Русин тот, кто в мыслях своих переходит границу, мы же, рутены, желаем навсегда остаться в этой нашей тысячелетней отчизне, и никакая мысль не в силах нас отвлечь… Большинству рутенов автономия не нужна. Ведь автономия означает отделение от государства, а мы, рутены, признаём, что нам следовало бы стремиться к наибольшему единству с венгерским государством… Например, я после рождества постараюсь здесь организовать «МЕП» (фашистская партия. – Я. Г.). Мы полностью желаем слиться с мадьярством».

Как известно, желания Демяновича не сбылись, и этому кавалеру венгерского креста «Народной обороны» пришлось быть свидетелем краха всех своих надежд…

Другая униатская каналья – ужгородский священник Емерих Ортутай, настоятель Тегельнянской церкви, член ультрареакционной неовеягерской и пронемецкой партии «Христианских социалистов». Назначенный депутатом венгерского парламента, этот лакей в рясе, в 1943 году, во время страшного террора, когда Хорти пытался пулями и виселицами ликвидировать партизанское движение, когда десятки тысяч мужчин, женщин и детей Закарпатской Украины погибали в газовых камерах Освенцима, говорил с парламентской трибуны:

«То, что мы видим со стороны правительства в его отношении к нашим национальным меньшинствам, это такое большое проявление великодушия, так сказать, порыв венгерского духа, романтики, что в подкарпатском понимании мы привыкли говорить: «акции украинцев котируются выше, нежели акции мадьяров…» – мы не желаем ничего большего».

Третья фигура из униатского преступного мира, чипом поменьше, но равная в подлости, – церковный староста из Иршавского округа, кулак Григор Бенце. Он долгое время был главой бродиевского «ЛЗС», и за это Будапешт платил ему регулярно каждый месяц двести девяносто пять пенго. Когда хортистская нечисть ворвалась в Закарпатье, Бенцо становится платным советником военного коменданта и доносит, доносит, доносит… Результат «деятельности» Бенцо был таким, что за время оккупации мадьярами было замучено в Иршавском округе тысяча пятьсот тридцать пять патриотов. Правда, за эти преступления Бенце не дожидался, как словацкий монсиньор Тисо, кардинальской мантии, но и его заслуги перед фашизмом Ватикан сумел оценить, подарив ему папский орден «За веру»…

Ещё один из многочисленной шайки униатских каинов – священник соборной церкви в Ужгороде, Василь Пушкаш, 31 июня 1942 года, когда мадьярские палачи вывели во двор военной казармы по улице Дабрянского шесть присуждённых к смерти партизан (Планчака, Ленька, Винерова, Шембергера, Еснера и Шимковича), Пушкаш даже перед лицом смерти этих героев не постыдился выступить в роли помощника палача и произнёс речь, в которой всецело восхвалял «справедливый приговор».


Источник: http://www.e-reading.club/chapter.php/1019777/55/Galan_-_Pamflety.html
Категория: Публицистика | Добавил: opium (23.10.2016) | Автор: Ярослав Галан
Просмотров: 319 | Теги: украина, Галан, священник, ужгород, уния, народ, закарпатье, Рахов, униаты, католицизм | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа


Поиск

Кнопки
Общество Разум

Студия Вектор ТВ

Свобода от религиозного фундаментализма

Атеистический сайт

Великие люди - атеисты

Денница - атеистическое справочное издание

Общество Разум в ВКонтакте

Украинский атеистический сайт в Facebook

Канал на Youtube

Видео Украинского атеистического сайта на Рутубе

Общество Разум

Обращения к атеистам

Эксклюзивные статьи

Интервью с известными атеистами

Великие люди - атеисты


Copyright MyCorp © 2017